Зеркало дня

5 393 подписчика

Свежие комментарии

  • Владимир Витковский
    Они- это бык, готовый к закланию, скорее бы- все ждут с нетерпением, когда же наступит радостное событие !!!“Не могли подойти...
  • Владимир Витковский
    А можеи быть и Евросоюз добьет америку?!Америка будет доб...
  • Борис Тросницкий
    Да, а допуск на территорию сопредельного государства целого подразделения наемников, укомплектованное гражданами Росс...В скандале с «ваг...

Под Торгау мы еще считали американцев «своими»…

     25 апреля 1945 года состоялся эпизод Великой Отечественной Войны, который остался в истории, как «Встреча на Эльбе», когда в округе Лейпциг, недалеко от города Торгау встретились воины 1-го Украинского фронта Красной Армии и солдаты 1-й армии США. По воспоминаниям советских воинов тогда казалось, что боевое братство продлится долго. Как же они ошибались…

Под Торгау мы еще считали американцев «своими»…«Встреча на Эльбе». Пожалуй единственный эпизод Великой Отечественной, который остался через годы светлой памятью и у советских людей и у американцев…

Городку Торгау выпала незаурядная судьба. Небольшой и неказистый, он стал свидетелем массы исторических событий. Здесь Мартин Лютер в 1530 году составляет Торгаутские статьи, ставшие основой «Аугсбургского исповедания» — первой богословской книги лютеран. Здесь же в тот год, когда Иван Грозный брал Казань — упокоилась вдова Мартина Лютера Катарина фон Бора. В 1711 году этот городок видел свадьбу злосчастного сына Петра I — царевича Алексея, а в 1760 — последнее сражение Семилетней войны. Ну а 25 апреля 1945 года здесь войска СССР встретились  со своими неторопливыми союзниками.

Среди бойцов 1-го Украинского фронта был сержант Григорий Фёдоров, который оставил родным об этой встрече довольно непростые воспоминания.

         — Первыми с американцами встретилась разведка. Нам об этом сказали чуть позже. Ну, как, не то, чтобы скрывали, это же армия, такие вещи все узнают сразу. Это было… Ну вот когда под Сталинградом фрица в кольцо взяли, примерно такое же чувство. Воспринимали тогда американцев, как ещё одну свою армию…

Встречу с американцами в штабах ожидали. Ожидали со смешанными чувствами: высший, да и средний командный состав прекрасно понимал, что США вступили в войну против Германии не тогда, когда их помощь была бы жизненно необходима, а лишь только тогда, когда встал вопрос о том, кто будет контролировать Европу после окончания Великой Отечественной Войны. Учитывая популярность Коммунистической партии во Франции и ловкое политическое маневрирование Франко, замаячила перспектива красных флагов на берегу Ла-Манша. Причём, даже не советских, а самых что ни на есть — французских. Естественно, американским политикам пришлось, скрипя зубами, прекратить саботировать договорённости Франклина Делано Рузвельта и отправлять войска в Европу.

Но, как люди, прошедшие войну, и маршал Иван Конев и генерал Александр Жадов, и генерал Глеб Бакланов, которым пришлось готовить встречу, понимали: во-первых, солдаты — ни при чём и какую-никакую помощь всё-таки оказывают, а во-вторых — от того, как пройдёт встреча, зависят дальнейшие отношения с «союзниками». Конфликт был не ко времени. Поэтому с советской стороны на место встречи были присланы лучшие военные корреспонденты: Константин Симонов и Александр Кривицкий.

Под Торгау мы еще считали американцев «своими»…Воины Красной Армии демонстрируют боевые награды американскому военному полицейскому. Слышал ли американец когда-нибудь названия городов, за оборону или взятие которых были получены эти награды?

25 апреля, в 14 часов, генерал Владимир Русаков, командовавший 58-й гвардейской дивизией, отрапортовал, что бойцы 7-й роты 173-го гвардейского стрелкового полка зафиксировали передвижение с западного направления группы военных в непривычной военной форме.

— Вообще мы ждали, конечно, что будет встреча. Нас инструктировали, что можно, что нельзя. В основном — чтобы вели себя, как подобает. Чтобы помнили, что мы — воюем четвёртый год, а они — год с малым, что они нам, как… младшие что ли. И, да, у нас Степанов был сержант, он ещё младше меня был, пошёл на фронт в 1943 году. На него потом американцы, которым лет за тридцать было — смотрели как на старшего. Они это чувствовали, что мы — больше хлебнули….

Существует несколько «линий» судьбоносной встречи. По первой из них американский патруль, возглавляемый первым лейтенантом Альбертом Коцебу, имевший в составе рядового Николаса Белоусовича, сына белоэмигранта владеющего русским языком, форсировав Эльбу,  вышел навстречу части под командованием подполковника Александра Гордеева.

По другой — замеченная разведчиками старшего лейтенанта  Григория Голобородько американская часть подняла флаг, который был замечен с советской стороны. Согласно договорённости с советской стороны был подан сигнал красной ракетой. А вот американцы оговорённую зелёную ракету не пустили. Но когда на переправу вышел офицер разведки 1-го батальона 273-го полка той же 69-й пехотной дивизии 1-й армии США второй лейтенант Уильям Робертсон, ему навстречу поднялись советские воины. Первым руку американцу подал лейтенант Александр Сильвашко.

Григорий Фёдоров рассказывал позднее:

         — Что я запомнил, у нас у всех было ощущение, что американцы по сравнению с нами… не знаю, не чистые, но меньше жизнью «тёртые». Было ощущение, что они никогда не голодали. Обмундировка вроде и пригнанная, но — по уставу. Это мелочи, но их — видно. Когда воюешь долго, привыкаешь некоторые мелочи носить не так, как положено, а так, как оно удобно: даже если ты при параде, враг же не будет смотреть, готов ты или нет. Он просто тебя будет убивать. Поэтому амуниция всегда — как удобно. А у них… нет, были те, кто также форму носил, но не все. Среди офицеров — меньше половины.

Ещё что интересно, они — шумные, полоротые какие-то. У нас как-то не так. В тылу — можно и поплясать, и посмеяться, конечно. Но они… как дети. У нас новобранцы и то взрослее были. Всё пытались меняться что-то на что-то. Многие у них сувениры собирали. Всё спрашивали немецкое. Ну как им объяснишь? У нас не то что пехоте, в танк особо некуда барахло совать. А если у кого есть трофейное там часы или зажигалка, это они махом на своё выменивали. Всё сигареты нам совали…

Генерал Александр Жадов поставил жёсткое условие: все официальные встречи — на территории дислокации советских войск. Ранжир встреч должен был соблюдаться «по восходящей»: официальная встреча командиров полков, далее, с докладом встреча командиров дивизий, и далее — выше до командующих армиями.

Под Торгау мы еще считали американцев «своими»…Американский генерал на встрече с советскими офицерами. В центре, за сценой рукопожатия — командующий артиллерией 89-го стрелкового корпуса гвардии полковник Виктор Кузьмич Потанин. Три Ордена Красной Звезды, не считая других наград. За подвиги в настоящих сражениях. За что получен обильный «капустный салат» американского генерала?

«Полоса приёмов» со взаимными визитами советских и американских офицеров затянулась до конца месяца. Успел пообщаться и рядовой, и сержантский состав. Самое интересное, что контакты сторон, судя по рассказам очевидца ограничивались не слишком, а вот передвижение «союзников» по территории советских войск — достаточно жёстко. Хотя и в мягкой форме.

«- Мы по-английски же никто говорить не умели, — рассказывал Григорий Фёдоров, — так у американцев, которые к нам приходили, человек был, кто по-русски разговаривал, нам переводил, нас переводил. Кажется, сержант, не помню уже. Что у нас строго было: по месту, где расквартированы были — ходи. А как кто на позиции идти соберётся, там наши сразу их по-вежливому разворачивают, и — обратно за стол. Союзники. они, конечно, союзники, но война — войной. Не положено. Да и нарвутся на бдительного часового: форма не наша, говорят не по-русски, долго ли до беды? А так за столом, угощали чем могли. Тушёнка у них, конечно, своя была лучше нашей, но всё равно, стол мы тогда накрыли хороший. Всё-таки друзья, союзники.  Чувствовали, что войне скоро конец.

На месте, где произошла историческая встреча в 1988 году был поставлен памятник. Пока что — стоит. На арлингтонском кладбище в Вашингтоне установлен специальный мемориал «Дух Эльбы».  25 апреля ежегодно здесь проходит памятная церемония: военный оркестр исполняет национальные гимны РФ и США. Правда людей посещающих эту церемонию с каждым годом всё меньше: всё меньше американцев помнит, кто на самом деле выиграл Великую Отечественную Войну и — какой ценой.

         И у старого солдата было на этот счёт своё, опытом и жизнью сформированное мнение, почему «союзники» повели себя так… как повели.

-Когда в 47-м закрутилась эта война «холодная», многие у нас тогда ругались, злились и на англичан, и на американцев: чего им неймётся — такая война только что закончилась! А нам, кто с американцами общался, это неудивительно было. Они к войне относились, как к игрушке. Ну да, могут убить. Но у них всегда было всего больше, чем у немцев. И вот это чувствовалось, что они не видели настоящую войну, когда ты с врагом хотя бы на равных. Не говоря уж если враг тебя сильнее. То есть, они — то, простые солдаты, в этом может и не виноваты, это их командование «второй фронт» задержало. Но вот это их отношение к войне, как к игрушке, оно так, наверное, и создалось. И они ни мир ценить, ни союзников просто не умеют.

Судя по всему, со встречи на Эльбе американское общество так и не повзрослело… И остаётся одно, нам и нашим детям сохранять память о том, кто победил в Великой Отечественной Войне. В Великой Отечественной! А уж потом — во Второй Мировой.

Виктор Нагибин

Ссылка на первоисточник

Картина дня

))}
Loading...
наверх