Последние комментарии

  • Вячеслав Даньшин
    Сегодня немало этих  каинов засели во многих городах России и по властным креслам.Ванька-Каин, отец русской коррупции. Как вор был хозяином Москвы
  • Анатолий Савиновский
    Медведев абсолютно не годен на должность президента, да и премьера тоже не тянет.Второй шанс президента Медведева
  • Natalya kokoreva
    Кто будет за этого ... даже нет этому определения голосовать?Нас этими вбросами пытаются приучить к неизбежности этог...Второй шанс президента Медведева

Не до жиру…

Пальмовое масло в России: за и против
Игорь Плянко
 
 
Не до жиру…

По последним данным торговой статистики, Россия ввезла за январь—июнь с.г. рекордный объем пальмового масла — свыше 410 тыс. тонн, что более чем на 10% больше, чем за аналогичный период 2018 г. По прогнозам многих экспертов, за текущий сельхозсезон (июль 2019 г.

— июнь 2020 г.) объем такого импорта превысит 1,2 млн тонн.

Благодаря своей дешевизне и увеличению числа афро-азиатских стран-поставщиков этот продукт уже свыше 30 лет всё активнее используется в российском пищепроме. По ряду оценок, Россия занимает 9—11 место в мире по импорту пальмового масла. Вместе с тем до 70% в этом объеме приходится на дешевые сорта и продукты их переработки (гидрогенизированное, вторичное — остаточное и др.), опасные для здоровья потребителей. В то же время в большинстве развитых стран и в КНР доля средне- и высоко ценовых сортов этого продукта, менее проблемных по потребительской безопасности, в объеме его импорта, наоборот, достигает минимум 70%.

По данным ВОЗ (2018 г.), «индустрия по производству и продаже пальмового масла оказывала влияние на исследования о его влиянии на здоровье. Как в свое время это сделала алкогольная и табачная промышленность, чтобы их продукция казалась более безвредной». Такой вывод небезоснователен, так как чем ниже качественные параметры такого продукта и технологий его внедрения, тем выше риск повышения уровня холестерина, развития атеросклероза, сердечно-сосудистых недугов, диабета, ожирения, детской атрофии, и не только.

Весьма характерна в этой связи информация британской Би-Би-Си (от 4 марта с.г.) об упомянутом выше докладе ВОЗ: «Употребление в пищу пальмового масла ведет к ожирению и развитию многих хронических заболеваний в глобальном масштабе, а его производство наносит непоправимый ущерб природе. Таковы основные выводы доклада, опубликованного в бюллетене ВОЗ... Ученым, политикам и сотрудникам медицинских учреждений всего мира рекомендуется пересмотреть свое отношение к пальмовому маслу, чтобы уменьшить негативное влияние этой индустрии на здоровье человека и планеты».

 

Далее отмечено, что в 2015 г. в США было «запрещено использование в продуктах питания опасных для здоровья трансжиров, а в 2018 г. ВОЗ выступила с аналогичной рекомендацией для всего мира.

 

Но эксперты организации опасаются, что производители еды попросту заменят запрещенные ингредиенты (трансжиры и их производные) пальмовым маслом — дешевым, но потенциально ничуть не менее вредным».

Потребление «пальмы» в РФ на человека в год, по данным Масложирового союза РФ (2019 г.), не превышает 6 кг; по экспертным же оценкам на 2019 г., ВОЗ и ЮНКТАД (Постоянной конференции ООН по торговле и развитию) — минимум 13 кг. Примерно столько же потребляют в Великобритании. Тогда как, например, в Бельгии эта планка достигает 30 кг, в Швеции — почти 12 кг, Дании — 15,4 кг, Франции — до 15 кг. Но в этих и многих других странах, повторим, доминируют средне- и высококачественные сорта продукта.

Замена натурального сельхозсырья (особенно молочного и масло-жирового), постоянно дорожающего в РФ и вдобавок дефицитного во многих подотраслях пищепрома, дешевыми пальмовым маслом и его аналогами развивается, заметим, еще со второй половины 1980-х. Впрочем, это вовсе не мешает постоянному удорожанию продукции с такой «начинкой», обеспечивающему тем самым сверхвысокие прибыли производителям широкого продовольственного ассортимента.

По тем же данным, доминирующие позиции в РФ по использованию «пальмы» ныне имеют кондитерская подотрасль (до 30% к объему потребления этого импорта), сегменты фаст-фуда, детского питания, пищевых концентратов (25% в целом), производство молокосодержащих товаров, маргаринов и их суррогатов-спрэдов (почти 20% в целом), а также изготовление хлебобулочных изделий (15%).

 

По мнению Даниила Хотько, директора масложирового сектора агрогруппы «Эфко», и ряда других экспертов, главная причина роста импорта пальмового масла — его стабильно низкая цена, особенно низкокачественных сортов.

 

Так, в регионе ЕС пальмовое рафинированное масло среднего качества в оптовой торговле стоит около 575 долл. за тонну, а подсолнечное - не меньше 730 долл.    

В завершившемся в конце июня с.г. прошлом сельхозсезоне «пальмой» были достигнуты почти 10-летние ценовые минимумы: в ноябре — декабре 2018 г. в Малайзии и Индонезии (одни из основных мировых экспортеров) это масло торговалось всего по 460—475 долл. за тонну с поставкой весной с.г.

Стимулируется импорт такого продукта в РФ и то обстоятельство, что развивающиеся страны минимум треть платежей за поставки российского вооружения и/или по экс-советским долгам осуществляют, отнюдь не первый год, поставками пальмового масла и смежных видов сельхозсырья. Вот данные информационно-аналитического агентства «Репортер» (РФ) от 12.06.2019 г.: «Малайзия предлагает России бартер: российские истребители Су-35 и Су-57 в обмен на пальмовое масло». Ладно бы, посмеяться, но представитель «Ростеха» Виктор Кладов подтвердил, что «Россия готова купить малазийское пальмовое масло в больших количествах. Чтобы улучшить баланс двусторонней торговли с возможностью по бартеру для закупки вооружения и военной техники, а также для передачи технологий». Суперинновационный подход, что и говорить. То есть по сделке вместо одного млрд долл. российская сторона «получит в обмен на 11 истребителей Су-35 огромное количество продукта сомнительной полезности».

Между тем минимум 60% общего объема реализуемой в РФ молочной продукции и сыров, по данным «Росконтроля» (2018 г.), вообще не содержат масло-молочного сырья: его заменяют, опять же, средне-, но в основном низкокачественные сорта пальмового масла, их аналоги и первичные продукты   переработки такого сырья.

 

При этом многие производители, если не большинство, не информируют на своих маркировках ни о наличии такого продукта в составе товара, ни о его доле в том же составе. Либо в разы занижают эту долю.

 

Характеризуя упомянутую ситуацию, заместитель руководителя информационно-аналитического центра «Альпари» Наталья Мильчакова — с ней согласна преобладающая часть профильного экспертного сообщества РФ, — отмечает, что «некоторые российские активисты и общественные организации давно предлагают «Росстандарту» разработать и ввести особые ГОСТ и маркировку, во-первых, для пальмового масла, содержащегося во многих продаваемых на российском рынке продуктах питания. В том числе в замороженных полуфабрикатах и мороженом. Во вторых — для самих продуктов с тем же маслом/его производными. Но эту инициативу, приобретающую массовый характер, чиновники пока не слышат».

Оно и неудивительно: ввоз и использование в РФ низкокачественного, зато дешевого пальмового масла давно стали весьма прибыльным и географически масштабным бизнесом, имеющим, естественно, влиятельное лобби в разных структурах. Да и обязательных ГОСТов нет в стране с начала — середины 1990-х. Потому периодические дискуссии по означенным вопросам в правительственных инстанциях, в Госдуме, где-либо еще не влекут за собой конкретных решений. А что до здоровья потребителей, то скажу так: народ у нас выносливый, в еде не особо привередливый… Как говорится, не до жиру, быть бы живу.

 

 
Специально для «Столетия»
Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх